марк хантВетеран PRIDE о возможном повреждении мозга, священной войне с читерами и судьбе воина.

"Вероятно, я закончу свою жизнь в бою". – говорит Марк Хант журналисту Players Voice.

Ханту 43 года, а драться в профи (бокс) он начал еще в 1998 году. Спустя почти 20 лет непрекращающихся войн на ринге и в клетке у него начались первые проблемы со здоровьем, свидетельствующие о возможном повреждении мозга. Однако Ханта это не останавливает. Человек тяжелой судьбы, с тремя оставшимися по контракту с UFC боями он надеется исполнить свою мечту и выиграть титул чемпиона UFC.

"Я дерусь с детских лет, дерусь, чтобы вырваться из окружавших меня обстоятельств. Я зарабатывал $300 в неделю, с трудом находя, что накрыть на стол, но в итоге стал одним из самых высокооплачиваемых бойцов мира. Я считаю, что такова моя судьба. Мне было предначертано этим заниматься, и если я умру в бою – я готов. Я лишь надеюсь, что, если это случится, это произойдет в честном соревновании".

"Моему телу пи*дец, но мой разум еще на месте. Я все еще владею своими чувствами и понимаю, что верно, а что нет – а это главное, я считаю. Иногда я плохо сплю. Вы можете услышать, как я заикаюсь и глотаю слова. Моя память уже не та, что прежде. Я забываю, что делал вчера, но при этом я помню дерьмо, которое творил много лет назад. Такова цена, которую платит боец. Но я дрался с многими читерами и собрал очень много ущерба от таких парней. Это, конечно. Неправильно".

Многие смеются, когда Хант заводит разговор о том, что читеры должны быть серьезно оштрафованы, и он должен получить часть этих денег. Но посудите сами – Марк провел 24 боя в ММА, и 11 раз он дрался с теми, кто в то или иное время попался на допинге. А скольких просто не поймали?

"Если бы не читеры, я бы давно был чемпионом. Я бы уже, наверное, вышел на пенсию, сидел бы дома и весь день рубился в видеоигры, объедаясь KFC. Эти парни не могут соревноваться со мной, если не читерят. Я потерял на спонсорах миллионы долларов. Когда я думаю об этом, меня это дико злит. Если вы уберете все мои бои с читерами, мой рекорд уменьшится наполовину. Я проложил себе дорогу на вершину потом и кровью, а этим парням пришлось заряжаться под завязку, чтобы туда добраться".

"Все говорят, что наш первый бой с "Бигфутом" является одним из величайших боев тяжеловесов всех времен. Но только не я. Он запятнан. Этот парень разрушил все. Заберите у него его допинг, и он сразу пустое место. В первом бою мы едва не убили друг друга. Во втором он был чист, и не продержался и раунда. Он уже не был тем, кто однажды чуть меня не замочил".

Деньги – краеугольный камень в карьере любого спортсмена. Но Хант считает издевательством разговоры о том, что на гонорары в UFC можно достойно жить:

"Меня бесит, когда кто-то говорит: "Замечательно быть частью UFC, он теперь оплачивает мои счета". Нихера он не оплачивает. Это вам говорит один из самых высокооплачиваемых бойцов планеты. Эти парни и дерьма ослиного не получают. Кто зарабатывает $200,000 - $300,000 за бой, тот отдает половину в налоговую, а другую половину тратит на тренировочный лагерь. А на ту мелочь, что остается, он выплачивает ипотеку. Если ты жопу стираешь, чтоб забраться в ТОП-10, тебе должны нормально платить".

"Даже чемпион, Стипе Миочич, просит больше денег. Как, черт подери, такое возможно, что чемпион мира просит больше денег? Или вот Гегард Мусаси. Он перешел в Bellator, и все потому, что эти парни не получают того, чего они стоят, и они не знают, сколько компания на них зарабатывает".

"Я всего лишь говорю правду. Многие бойцы боятся это делать".

Несмотря на обиду и скепсис, Марк не готов сдаться. Впереди еще три боя, и золото UFC манит его так же, как и много лет назад.

"Что бы я ни начинал, я всегда стараюсь довести дело до конца. У меня по контракту осталось три боя. Это моя мечта – стать чемпионом в ММА. Я уже был лучшим бойцом в кикбоксинге – этого у меня уже не отнять. Но когда я занялся ММА, я понял, насколько крут этот спорт. Это ультимативный вид единоборств, вот почему я хочу быть в нем лучшим".

"Я близко. У меня был титульный бой в Мексике – я не вывез, но обстоятельства тогда были против меня. Сейчас я 6 номер в мире, и я чувствую, что за три боя могу это сделать. Я до сих пор один из лучших бойцов планеты. Мне наплевать, что говорят другие. Я вырубаю это дурачье. Я бью других парней, потому что был для этого рожден. 27 лет боев, 16 лет в топе в двух разных видах спорта – я самый старый боец в мире, и я все еще продолжаю двигаться вперед".