энтони смитБить в стойке, крушить в партере, ломать психологически – "Львиное сердце" возвращается к истокам для боя с Густафссоном.

1 июня в главном бою турнира UFC on ESPN+ 11 в Стокгольме состоится поединок двух битых Джоном Джонсом претендентов – Энтони Смита и Александра Густафссона.

Обоим полутяжеловесам остро нужна победа, которая позволит вернуться в титульную гонку. И ради этого "Львиное сердце" готов вернуться к своему винтажному геймплану… без плана:

"Думаю, я ушел от того, кем был раньше. Я боец, который оказывает давление, контратакует и лупит кувалдами (кулаков). Вот что я делал. Я ронял людей в нокдауны и ломал их психику".

"Я переосмыслил свои последние выступления. Теперь я сосредоточен на другом – просто быть собой. У меня нет плана на бой с Алексом. В последних поединках я придерживался довольно четких геймпланов, и это были не лучшие мои выступления".

Изначально Смит хотел отказаться от боя со шведом, но поразмыслил и решил этого не делать:

"Бой с Джонсом был совсем недавно, и поединок – последнее, о чем я хотел бы думать. Но я знал, что когда депрессия и разочарование отхлынут, я захочу вернуться в седло. К счастью, я оказался прав".

И Энтони, и Алекс проиграли Джонсу, но Смит сумел пройти всю дистанцию. Густафссон же, по его мнению, сломался психологически – и сломается снова, если хорошо его "поджечь":

"У меня выдался очень хреновый денек, и я все равно сумел достоять до конца – а Алекс нет. Вне зависимости от того, что он говорит по этому поводу, у Алекса был момент, когда он попал в огонь и сломался. Но я не такой. Я не сломаюсь в разгаре боя".

"Я не сломался даже в бою с Джонсом. Я просто ничего не показал. Думаю, его можно сломать. Не сочтите это за демонстрацию неуважения к нему. У меня нет неприязни к Алексу, но если мы будем говорить начистоту, его можно сломать".

По мнению Смита, большую роль в исходе боя сыграет то, сможет ли "Маулер" отнестись к нему серьезно:

"Есть два варианта развития событий, все будет зависеть от того, что он думает насчет меня. Если он считает, что лучше меня во всем, его ждет долгая ночь. Но если он воспримет меня всерьез и это мотивирует его и разозлит так же, как меня, это будет жесткое противостояние до последнего".

"Как бы там ни было, меня это не беспокоит. Я знаю, что буду делать. Меня даже не заботит, знает ли он об этом. Я пройду через клетку прямо к нему и начну лупить своими кувалдами, а если он подойдет слишком близко, я утащу его на покрытие и буду бить всем, чем смогу. Вот и все, никаких секретов".