Энтони Петтис"Бриллиант" прокомментировал отказ бывшего чемпиона продолжать бой.

На прошедшем UFC Fight Night 120 в Норфолке, Дастин Порье завоевал, возможно, самый ценный трофей в своей спортивной карьере, когда одержал досрочную победу над бывшим чемпионом легкого дивизиона Энтони Петтисом (видео).

Перед боем специалисты осторожно отдавали предпочтение "Шоутайму", но в бою инициатива быстро перешла к андердогу. Тейкдауны от записного рубаки стали полной неожиданностью для его соперника, а глубокие рассечения на лице от пропущенных локтей, полностью деморализовали. В третьем раунде Петтис устал терпеть боль и сдался, объяснив это болями в боку, но Порье уверен, что причина совсем в другом.

"Я думаю, что в большей степени он сломался сам, а боль от сломанных ребер тут не причем. Но это мое мнение, знаете ли. Надеюсь, что в дальнейшем с парнем все будет в порядке. Я чувствовал, что он постепенно выпускает инициативу из своих рук, после того глубокого рассечение и нескольких тейкдаунов, а я оставался в силе, и несобирался сбавлять натиск. Все его попытки провести сабмишен оказались несостоятельными", - сказал он на послематчевой пресс-конференции.

"Когда в клетке появился врач, я удивился, что его не вызвали раньше. Он протирал Петтису лицо, разглядывал рассечения, снова стирал набегающую кровь и о чем-то переговаривался с рефери. В тот момент я думал, что они собираются останавливать бой, потому что это заняло у них уж очень много времени. Но они позволили нам продолжить, и я был этому рад".

"Подобные кровавые схватки, собачьи бои, мне по душе. Вот почему я дерусь. Ради таких боев я просыпаюсь рано утром на пробежку и заставляю себя двигаться дальше, потому что я люблю драться. Когда это происходит, я просто счастлив, что стал участников такого драйва. Толпа сходила с ума каждый раз, когда мы менялись позициями. Было весло, чуваки".

Порье полностью реабилитировался в глазах зрителей за нелепое поражение нокаутом от Майкла Джонсона, в прошлом году оборвавшее его поход за титулом, и признанный несостоявшимся бой с Эдди Альваресом, в котором вплоть до остановки за нелегальный удар, инициатива переходила от одного бойца к другому.