дастин порьеПретендент на временный титул о переходе в полусредневесы, падении Эдди Альвареса и реванше с Джастином Гейджи.

В этот уик-энд Дастин Порье вновь встретится с Максом Холлоуэем. На этот раз бой пройдет в легком весе, и на кону будет стоять титул временного чемпиона UFC.

Первый раз парни встречались в 145 фунтах. Теперь, по словам Порье, он разве что перейдет в полусредневесы, но точно не спустится вниз:

"Я, вероятно, никогда больше не сделаю снова 145 фунтов – и никогда не предприму попытки. Если что-то и случится, то это переход наверх. Определенно, это вариант. Мое тело становится только тяжелее и плотнее. Все меняется, когда ты становишься старше, и делать 155 фунтов уже не так весело, как раньше. Не то чтобы бои всегда, 100% времени должны быть весельем, но я просто хочу быть здоровым".

"Эти парни такие высокие. Дело не столько в габаритах – хотя, Тайрон Вудли, конечно, здоровый парень. Но я остановил Петтиса, а он только что остановил Стивена Томпсона. ММАтика не имеет смысла, но (я могу это сделать)".

Дастин сказал пару слов о поражении Эдди Альвареса, в шокирующем апсете проигравшего Тимофею Настюхину в Гран-при ONE:

"Я знаю, что его глаз был серьезно поврежден (в том проигрыше на ONE Championship). Эдди побывал во множестве войн, и, думаю, он понимает, что находится на последнем рубеже своей карьеры. За кулисами в Калгари, когда я остановил его, я зашел в кабинет к медиками и пожал ему руку. Он сказал мне тогда: "Я знаю, мы наговорили всякого друг о друге, но, возможно, это был мой последний бой"".

Порье не отметает возможность реванша с Джастином Гейджи в будущем, но пока у него есть задачи поважнее:

"Он хочет реванш, потому что я выше него в рейтинге, и я нокаутировал его на глазах у его родных и земляков. Уверен, причины в этом. На этом этапе своей карьеры я чувствую, что, каждый раз, подписывая контракт, я соглашаюсь оставить там, в клетке, кусочек себя. Таков уровень, на котором я сейчас выступаю, и именно такие вещи стоят на кону на данном этапе моей карьеры".

"Возможно, в субботу я оставлю в октагоне часть себя, и больше никогда не вернусь в клетку, чтобы стать чемпионом мира. И я готов пойти на это. А так… я относительно молод, Гейджи относительно молод. Все может случиться".