джонс густафссон"Маулер" требует подать ему Джона Освобожденного и обещает "побить его еще раз".

Чудесное избавление тирана полутяжелого дивизиона Джона Джонса от 4-летнего бана (не без помощи стукачества чудодейственного) пока не привело к желаемому результату. Согласно упорно курсировавшим слухам, "Бонс" должен был подраться в реванше со шведом Александром Густафссоном в главном бою ноябрьского турнира UFC 230 - и USADA этому не препятствовало.

Однако президент UFC Дана Вайт категорически опроверг данную информацию, сообщив, что Джонс совершенно точно не выступит на турнире в Нью-Йорке. Что касается Густафссона, то его имя даже не упоминалось.

А раз так, то "Маулер" решил сам напомнить о себе и своих амбициях на второй бой с Джоном:

"С кем тебе драться, если не со мной, чемпион Джонс?", - написал Алекс в Instagram. "Это единственный бой, в котором сейчас есть смысл! Зачем ждать, давай сделаем это… позволь мне побить тебя еще раз".

Как говорится, "сказка ложь, да в ней намек". Реально интересные матчи сейчас для Джонса – это трилогия с дважды избитым и униженным им "подбирателем поясов Джона" Даниэлем Кормье (сам Джонс надеется на квадрологию), переход на дивизион выше и дебют в тяжеловесах либо реванш с Густафссоном, который задал "Бонсу" самую жестокую трепку в его карьере.

Однако, судя по раздавшейся в ответ оглушительной тишине, у Джонса и UFC другие планы. Возможно, они подождут январского боя Кормье с Броком Леснаром (который не факт, что вообще состоится), и затем сведут DC с Джонсом в решающей битве за махровое наследие.

Хотя, если начистоту, Джон сейчас занят более важными делами мирового значения.

Так что... кто знает? Нам, как и всем остальным фанатам, остается лишь скрестить пальцы и понадеяться, что взявший нехилый разбег в сторону пенсии Кормье "по коробу поскребет, по сусекам пометет", и в итоге все-таки отыщет у себя яйца для третьего, самого драматичного акта самоубийства в своей карьере. Или же окончательно загасится на (автобусной) галерке по примеру своего дорогого дагестанского Брата и навечно заклеймит себя позором.

Хотя куда уж больше.