Предлагаем еще один взгляд на прошедший сегодня бой Фёдора Емельяненко, бой, который будет еще не один год обсуждаться всеми болельщиками смешанных единоборств.

Глядя на поединок Федора с БигФутом, в моей голове крутится только одно слово - застой.
Наверное, это не вина Федора, точнее не только его и его команды, но и ряд вполне объективных факторов, имя главного из которых - время.

Следует понимать, что Федор как боец вызывает повышенное внимание всех своих оппонентов, а значит, логично будет предположить, что его техника и тактика на бой разбираются пошагово.
А раз его стратегия и тактика не меняются, вполне можно сказать, что поведение Федора в ринге всем понятно и ожидаемо. Этому немало способствует количество схваток, проведенных Федором и число самых разнообразных ситуаций в которых он побывал.
Так что же, учитывая повышенное внимание к персоне лучшего бойца России, делается для того, чтобы разнообразить его игру?
Увы, немногое. Сидельников и остальная молодежь - вот лучшие спарринг-партнеры, а одного самбо, несмотря на прошлое поражение, по-прежнему достаточно, чтобы успешно решать все проблемы в партере.
Да и сам Федор открыто признается, что возраст дает о себе знать, добавляя спортивной наглости и уверенности своим конкурентам.



Впечатления о поединке. Складывается ощущение, что стратегия на бой отсутствовала как таковая. Видимо, в стойке вся ставка делалась на удар Федора, на скорость, на опережение противника в нанесении того самого удара. Перейди же поединок в партер, наверное, команда ожидала повторения событий схватки с Хонг Ман-Чоем. Но, как показала жизнь, в партере Антонио Силва все же посильнее, чем специалист по корейскому аналогу сумо.
Ставка на удар могла бы сыграть, если бы Силва действовал так же, как предыдущие соперники ФЕ, - сокращал расстояние без нанесения удара, задерживаясь на расстоянии удара, как было в поединке ФЕ-Роджерс.
Силва был умнее - понимая, что Емельяненко проворнее, он не стремился идти вперед, а в те моменты, когда он все-таки попадал под град ударов нашего бойца, он не паниковал, не терял присутствия духа, а спокойно использовал свое преимущество в росте и длине конечностей.
По ходу боя несколько раз возникали ситуации, когда оба спортсмена просто стояли друг напротив друга, не совершая при этом никаких технических действий. Если со стороны Силвы это выглядело логичным нежеланием нарываться на удары, то с противоположной стороны проглядывала некоторая нервозность и растерянность, словно Федор недоумевал, не зная, что же делать дальше. Но и в таких, условно патовых ситуациях, больше запомнился бразилец, постреливавший лоукиками. Не знаю, было ли это следствием ударов по ногам, но позже, после перехода боя на землю, на колене Федора красовалась заметная гематома. Вполне возможно, что она и помешала русскому спортсмену реализовать преимущество в скорости и быстроте перемещений.



Как упоминал тренер Силвы перед боем, он не видит своего бойца атакующим снизу, т.е. вся тактика Силвы, по крайней мере в партере, строится на атаке. Столкнувшись с трудностями в обмене ударами, можно было бы предположить, что ФЕ захочет перевести бой в партер, причем оказаться в позиции сверху, положив Силву на спину, поместив того в не комфортную для него ситуацию, где тот наиболее уязвим.
Но автором всех без исключения попыток перевода схватки в другую плоскость оказался Силва. Первое время россиянину удавалось сводить на нет старания бразильца, более того, защищаясь от захвата двух ног, он сам провел попытку удушающего, которая скорее всего доставила немало неприятных переживаний, как самому БигФуту, так и членам его команды. Пытаясь уйти от гильотины, БигФут оказался на спине, но и здесь самодисциплина бразильца oказалась на высоте - он хладнокровно отбил все атаки Последнего Императора, которых к слову сказать оказалось не так уж много, да и какой-либо серьезной угрозы они, что удивительно, не несли. Впервые за поединок возникло ощущение, что Федор устал и бережет энергию.
Под занавес первого раунда Силва все же бросил нашего бойца, однако ни времени, ни сил на что-либо значительное уже не оставалось.



Раунд два начался с размашистого удара Емельяненко, попытавшегося сыграть на опережение и не дать противнику войти в поединок; но свое домашнее задание Силва выучил на зубок - воспользовавшись тем, что Федор слегка потерял равновесие, вложившись в удар, он без промедления поднырнул под руку соперника и произвел такой желанный для себя бросок.
А дальше начинается самое интересное. Вместо того, чтобы активно защищаться, находясь снизу и попытаться, если не встать, то хотя бы улучшить свое положение, Федор полностью отдал инициативу своему оппоненту, чем тот и поспешил воспользоваться, если глагол "поспешил" вообще применим к этому массивному, неуклюжему и медленному бразильцу, которого перед поединком с Федором в западной прессе сравнивали с бегемотом.



Если на первых порах Силва не слишком форсировал события, видимо опасаясь потерять выгодную для себя позицию, то затем, видя пассивность Федора, осмелел, начал действовать гораздо активнее.
Результатом этих действий стал маунт, т.е. бразилец, не очень торопясь и не особо маскируя свои действия, освободившись, сначала обездвижил Емельяненко, положив на его живот свою массивную ногу, а затем и полностью оседлал Федора.
По сути наш спортсмен оказался в абсолютно безвыходной ситуации - сбросить такого бойца, тяжеловеса в буквальном смысле слова, к тому же находящегося в родной стихии казалось невозможным.

 

Но чемпион PRIDE уже не раз доказывал, что в его лексиконе нет слова "невозможно". Вот здесь бы и и пригодилась взрывная сила Федора, запомнившаяся нам по его старым боям.
Казалось, что чудо вот-вот произойдет, и Федор найдет единственное верное решение, видимое лишь ему одному, чтобы потом, когда все закончится, усмехнувшись нашим страхам своей озорной улыбкой и блеснув хитрецой глаз, уверять, что все было далеко не так опасно, как выглядело со стороны.
Но чуда не случилось.
Видимо, все чудеса, творимые Федором остались в прошлом, вместе с его способностью взрываться в нужный момент и наносить град точных и сильных ударов, способностью принимать бой на территории противника и превосходить его там к вящей радости фанатов и недоумению, смешанному с благоговейным ужасом, со стороны нынешних и потенциальных соперников. Выносливость, также отличавшая Емельяненко, привыкшего к проведению затяжных боев в Японии, тоже, судя по всему, постепенно уходит в прошлое.



А дальше мы наблюдали, как Антонио Силва, как по учебнику, расправляется с практически беспомощным Емельяненко. Первая серия ударов была, по большей части, заблокирована Федором, причем Силва, чтобы не терять равновесия, не слишком в них вкладывался. Перевернувшись на живот Емельяненко пытается уйти, но Силва, в отличие от немалого числа коллег по бойцовскому цеху не покупавший свой черный пояс, захватывает руку и шею бойца из России и спокойно растягивает Федора, возвращая того в исходную позицию.
А дальше снова удары сверху, снова попытка уйти, вновь безуспешная, и все больше и больше ударов Силвы доходят до цели. Становится понятно, что надеяться остается лишь на гонг, извещающий об окончании раунда.
Но перед этим Силва, затративший много сил и энергии в попытке добить Федора и чуть было не достигший своей цели, когда было видно, что рефери очень близок к остановке боя, решил сменить тактику и под занавес раунда провести болевой на колено.
Но и здесь Федор продемонстрировал стойкость и мужество, сделав все, чтобы не дать оппоненту досрочно завершить поединок. Более того, уйдя от болевого, он сам попытался сделать ответный прием, и привезти домой сувенир - тот самый, что подарил прозвище его оппоненту.
Однако, Силва всем своим невозмутимым видом показывает, что так Емельяненко его не победит.
Рефери хлопает Федора по спине, говоря "Стоп", тот поворачивается и с надеждой смотрит на бразильца. Нет, это не конец поединка - это всего лишь конец раунда, сигнал об окончании которого потонул в шуме трибун.



В углу Федора все силы брошены на восстановление бойца, и в особенности его правого глаза, ближе других познакомившегося с кулаками Силвы.
Теплившуюся еще надежду убивает реплика рефери: "Все кончено".
И хотя Антонио Силва как настоящий профессионал продолжал готовиться к третьему раунду, нам, живущим в век информации и цифровых технологий, было известно больше бразильца.
Оттого приятнее было видеть удивление Силвы, приготовившегося выстоять, а по возможности и выиграть, еще один раунд сверхнапряженного поединка, когда он увидел перед собой не окровавленное лицо соперника, а счастливые физиономии своих тренеров.



Оглядываясь назад, можно честно сказать, что свой шанс на победу он заслужил - не только желанием и самоотдачей во время боя, но и поведением перед ним, когда не говорил никаких гадостей и терпеливо сносил все реплики массмедиа, отводивших ему роль статиста и мальчика (хотя нет, скорее болвана) для битья.
Вот такой он, Антонио "БигФут" Силва, - работяга из Бразилии, который не ест пиццу, запивая ее газировкой, сидя на диване перед телевизором, а честно, с самоотдачей выкладывается на тренировках, внимательно слушая своих наставников, готовясь к главному бою в своей жизни.
Надеюсь, победа над величайшим бойцом на планете это достаточный повод, чтобы выучить правильное произношение его имени, а, г-н Финкельштейн?



Что касается Федора...
Федор, как минимум, больше не выступит в Гран-при тяжей, а, как максимум, и вовсе уйдет из спорта. Его заявление об окончании карьеры, сделанное сразу после боя, было встречено бурной реакцией фанов, не желавших ни видеть ТАКОЙ уход великого бойца, ни слышать о самом уходе Емельяненко вообще; реакция команды Федора была куда сдержаннее, видно было, что сказанное не стало для них новостью, только лицо Мичкова чуть дрогнуло, обнажив на доли секунды бурю, наверняка, бушевавшую внутри него в тот момент.
Наверное, ему как человеку более других ответственному за победы Федора Емельяненко, не пиарившемуся за его счет, остававшемуся в тени своих более "раскованных" коллег, было труднее остальных видеть, как его боец прошел весь путь, на его глазах прожив всю спортивную жизнь.

 

Владимир