Вся жизнь Баса Руттена была связана с боями, с того момента как он был голландским тинейджером, который обожал фильмы с Брюсом Ли, до того как он стал чемпионом UFC, с того момента как он тренировал бойцов, как Кимбо Слайс, до того как он работал комментатором боев ММА по всему миру.

Но величайшим наследием Руттена, наверно, является шестиминутное видео по самообороне. Благодаря миллионам просмотров, видео зажило своей жизнью, сделав Руттена узнаваемым на улицах и объектом шуток на комедийных шоу. 

Когда я брал интервью у Руттена в понедельник, мы обсуждали вопросы от его собственной карьеры в ММА до причин, по коотрым он никогда больше не будет тренировать Кимбо, даже если ему кто-то предложит миллион долларов. Но мы начали с видео на Youtube.

Майкл Дэвид Смит: Давай начнем с твоего знаменитого видео по самообороне. Что подвигло тебя сделать его?
Бас Руттен: Я собрал несколько книг – «Большие книги Баса Руттена о боях» (Bas Rutten's Big Books of Combat) – и мы пообещали покупателям, что они получат кое-что сверху, и этим «чем-то» и оказалось видео. Оно, в общем-то, и снято было за день. Это было примерно так: «Давай, поехали снимать.»

Видео было просмотрено более 3 миллионов раз на YouTube. Ты удивлен его популярностью?
Блин, это вообще уржаться. Меня останавливают на улицах люди и просят повторить реплики из видео - сказать им, что я сломаю им ноги или ударю головой об стол десять раз. Это очень смешно.

Слышал ли ты истории, как люди пользовались тем, чему ты их научил в реальной жизни?
Мне сделали огромный комплимент. Я сидел в баре в аэропорту, и там сидели шесть парней, которые таращились на меня, а я никак не мог понять, чего они на меня пялятся. Потом они поднялись и пошли ко мне, я встал, и они сказали: «Мы авиа-маршалы.» (охрана пассажирских авиалиний) У двоих были мои DVD и они попросили меня их подписать. Ну, я и подписал.

Может, захват самолета был предотвращен, благодаря твоему видео.
Во, было бы прикольно. Повышение, как два пальца.

За свою жизнь, сколько раз ты дрался?
Ой, не знаю. Все, что говорят про меня люди – 200 драк со смертельным исходом – это все фуфло. Ну, может, раз 70.

OK. Ну, 70 все равно много.
Ну, люди думают, что я был в драках, типа, меня кто-то схватил, я ему прилепил лбом, и он лег. Это считается за драку? Кого-то сбить с ног, это считается за драку? Это я много раз делал, но это, в общем-то, не считается. Ну, 60, 70 раз дрался. Надеюсь, не больше, потому что я не хочу быть агрессором, кем-то, кто не может избежать насилия. Много драк, конечно, имело место, когда я работал вышибалой, и люди были либо пьяны, либо обдолбаны. Тогда прошло большинство моих драк.

Из-за YouTube и того факта, что ты лицо и голос ММА на HDNet, тебя, наверно, часто узнают.

Я стоял в очереди, чтобы купить коктейль, а парень за прилавком заходился «О! Бас Руттен!» И он все никак не мог успокоиться. А когда пришло время платить и я достал свою кредитную карточку, он сказал: «А можно ваше фото-удостоверение?»

Во время трансляции взвешивания на Affliction в прошлом месяце, ты назвал Джерри Миллена г**нюком в эфире. Ты знал, что микрофон был включен в этот момент?»

Нет, не знал. У меня операция утром была, на колене, и они меня подобрали в полдень, я поехал в отель, одел костюм и поехал прямиком в арену. Мысленно я находился на съемках «Внутри ММА» (Inside MMA), потому что меня накачали морфином или чем там накачивают. После того, как я это сказал, я подошел к продюсеру и сказал: «Знаешь, это надо вырезать.» А он говорит: «Бас, это было в прямом эфире.» Это было глупо, непрофессионально, но я не знал, что мы в прямом эфире, я как будто был немного на другой планете из-за операции.

Хочешь объяснить, почему ты считаешь Миллена г**нюком?
Я уже столько раз это говорил, если кому интересно, он может найти эту историю через Google. Я сказал Джерри: «Давай будем профессионалами. Когда будем делать шоу, то будем делать это профессионально.» Именно так мы и делаем. Он мне не нравится, я ему не нравлюсь. Давай оставим эту тему на этом.

Джерри Миллен побоку, что думаешь по поводу шоу Affliction, и как думаешь, дотянут ли они до третьего шоу?
Я думаю, они хорошо все сделали. Я не знаю, сколько на платном телевидении было покупок трансляции, но они сказали, что зашкалили за 100 тысяч. Это очень хорошо. Если они смогут окупить расходы, то будет очень хорошо. Я думаю, в плане производства некоторые перемены могли бы быть полезны, но я не хочу вдаваться в детали, потому не хочу сказать ничего такого, что люди могут неправильно понять, но они [Affliction] сейчас в процессе обучения и прекрасно делают свое дело, учитывая, что организация еще совсем новая.

Ты рассматриваешь Affliction и Strikeforce и другие организации, как конкурирующие с UFC, или и нужно просто заниматься своим делом и не волноваться по поводу UFC?
Не волноваться по поводу UFC. Я никогда не понимал промоутеров, которые считали, что они смогут сделать UFC. Слушай, эти ребята провернули феноменальную работу. О Дане Уайте можно говорить что угодно, но он сделал великолепную работу. Он придумал маркетинг, он придумал шоу The Ultimate Fighter. Благодаря этому, существует передача Inside MMA. Благодаря этому, много чего существует. Люди просто должны со своими делами разбираться. Не надо говорить плохо о других компаниях. Просто изготовь хороший продукт.

Что ты думаешь по поводу победы ГСП над Пенном и последовавшие обвинения в смазывании ГСП вазелином?»
Я смотрел видеоклип, который выложили на YouTube, где его [ГСП] мажут, и это странно выглядит. Но они не сильно его намазали. Он [угловой], в основном, мазал ему лицо, и потом там еще был маленький, тонюсенький слой. Я не думаю, что такое количество могло на что-либо повлиять. И я уверен, что даже если – и это большое, большое «если» - это было сделано специально, то Джордж не знал. Я гарантирую на 100%. Он совершенно не тот парень.

Я знаю, ты бизко работал с Кимбо Слайсом. Когда по-твоему мы увидим Кимбо в бою снова и будешь ли ты в его углу?
Я прекратил тренировать Кимбо. Я с ним виделся за шесть недель до его последнего боя (проигрыш Сету Петруцелли, 4-го октября), я говорил с ним, сказал, что определенные вещи мне не нравятся и он пообещал больше этого не делать, и потом начал их снова делать.Если люди приходят ко мне и просят меня тренировать их, я хочу, чтобы они делали то, что я им говорю, потому что они за этим пришли. Как только начинаешь делать что-то другое, ты свободен. Это не потому что его нокаутировали. Все началось еще задолго до того боя.

То есть ты фактически считаешь, что Кимбо неправильно готовился?
Я бы предпочел подвести черту так: Скажем, Кимбо, который пришел ко мне в начале тренировок, был не тот Кимбо, который был в моем зале в прошлый раз. За шесть недель до боя я сказал ему, что мне нужен ТОТ Кимбо. В другом случае, ты свободен. И ты знаешь, он снова начал делать все по другому. Давай на этом оставим. Я не хочу вдаваться в детали. Я желаю ему всего самого лучшего. Правда, правда желаю.

Когда ты говорил с Кимбо последний раз?
После боя. После этого я больше с ним не говорил. Это было достаточно очевидно – в тот последний раз. Тот бой был последним.

То есть ты не хочешь больше иметь с ним никаких отношений: ни личных, ни профессиональных?
Я не хочу рвать отношения с Майком, мне очень нравится Майк, менеджер Кимбо. Хотел бы я иметь такого менеджера, когда я дрался. Так что, не хочу. Для меня, если что-то сломалось, я уже не могу вернуться. Люди говорят «Бас Руттен делал это только ради денег.» Я потерял деньги. Я потерял деньги, тренируя Кимбо, потому что отказывался от комментаторских работ. Я тренировал его вместе с другим парнем, потому что у меня не было столько времени его тренировать, так что я делил время 50 на 50. Я тренировал его несколько недель за пять тысяч долларов. Это немного. Так что я потерял деньги, потому что отказался от комментаторских работ.

Но дело не в деньгах. Люди могут сказать: «Эй, мы тебе заплатим миллион долларов.» Я все равно не буду этого делать. Если я принял решение, меня очень трудно заставить его поменять.

У тебя есть мнение по поводу того, насколько хорошим мог бы быть Кимбо?
Когда Кимбо пришел ко мне и делал все, у него был огромный потенциал. Я это говорил в интервью. Он очень хорошо работал, он все выполнял. Но он начал меняться. Если бы он продолжал тренироваться так, как делал это в начале, да, я видел у него прекрасное будущее.

Ладно, двигаемся дальше. Кто, по-твоему, сейчас лучший боец в мире pound-for-pound?
О, Боже мой, дружище. Это сложный вопрос. Джордж Сент-Пьер, Боже, он хорош. Федор Емельяненко, Боже, он хорош. Андерсон Сильва... Ну, сейчас столько хороших бойцов. Ты говоришь, кто лучший pound-for-pound? Мне очень нравится Лиото Мачида. Особенно, сейчас, он говорит нам, что выполняет силовые тренировки. Он сделал нокаут в первом раунде – уффф! – страшно. Полутяжелый дивизон (205 фунтов) очень глубокий, там много талантов, но Лиото – великий боец. Есть много хороших ребят, те, которых я упомянул, Би Джей Пенн еще, только он в своем весе должен драться.

А как насчет твоей карьеры? Кто был твоим лучшим противником?
Я думаю, Масакатсу Фунаки был очень хорош. Кен Шемрок тогда был другим бойцом. Кен тогда был что-то около 245 фунтов (110 кг – А.Б), я не знаю, что произошло с Кеном, это очень странно. Когда Кен вернулся из про рестлинга, он стал другим бойцом. Я еще дрался с Фрэнком Шемроком. Фрэнк очень техничный боец. Мне очень нравится Фрэнк. С Фрэнком еще всегда обязательно интеллектуальное соперничество. Я люблю доставать противника психологически, забраться ему в голову, а Фрэнк тоже в этом хорош. Короче, Фрэнк, Кен, Фунаки Минору Сузуки.

Ты на самом деле моложе Рэнди Кутюра. Есть ли шанс, что ты будешь с ним драться?
Нет, нету. Мои колени убиты в хлам. У меня в обеих коленных чашечках нет хрящей. Ноль. Кость на кости. Это очень плохо. Врачи ничего не могут сделать, кроме хирургических операций, пока не появится эта штука с восстановлением клеток. Люди думают, что колено можно поменять, но его нельзя поменять. Ты можешь пойти к лучшим хирургам планеты, как я уже это делал, но они говорят: «Бас, это очень большая проблема.»

Я больше не могу работать в партере. Если я езжу на велосипеде, то мне нужен велосипед с высоким седлом. Бегать я совсем не могу. Если пробегу пол-мили, то потом пять дней ходить не могу. Иногда мне бывает так плохо, что, чтобы пройти по наклонной выезда из моего гаража, иду спиной вперед.

Как думаешь, 10, 20, 30 лет спустя, мы увидим многих бывших бойцов ММА с серьезными травмами?
Нет. Сейчас все тренируются умнее. У меня было столько взрывной силы, что, что произошло со мной, так это мои тренировки просто убили мои колени. Люди, как Рэнди Кутюр, тренируются умнее. Если ты тренируешься грамотно, ты в порядке. Я был маньяком. Я же на каждой тренировке пахал как сумасшедший .

В какой форме ты сегодня, не считая коленей?
Ой, я вчера тренировался с Бенжи Радачем (Benji Radach). Моя жена не знает этого, она меня побьет, потому что доктора полностью запретили мне тренироваться. Но я тебе скажу, что я очень, очень, очень хорошо смотрелся.

Можем ли мы ждать от тебе чего-то нового в интернете?
Ну, всегда есть BasRutten.com, и где-то через месяц я выпущу кое-что под названием «The Bas Rutten Body Action System» («Система действия тела Баса Руттена»), которую можно будет установить в гостиной, повесить несколько мешков, и колошматить ее до опупения без травм.

Ты, очевидно, очень страстно относишься к спорту..
Это великий спорт. Я обожаю его. ММА – это универсальное, истинно мужественное занятие. Именно это и есть ММА. Каждый, глубоко внутри хочет быть бойцом. Каждый хочет надрать другим задницу.


По материалам сайта mmaweekly.com

Перевод А. Бураков